Никакой слабости. Ни-ка-кой

 

Она вошла в лифт, за ней вошёл взрослый мужчина. Вышла из лифта она другим человеком. Но она не знала об этом ещё долго. Она вообще думала, что этот лифт никак на неё не повлиял. Ну, не лишилась же она невинности, чего тогда? Поплакала сама, успокоилась сама, и пошла домой. Никто и не узнал ничего.

 

Ей было 10. А в 14 она уже точно знала, что надо быть самой крутой. Ну, как знала. Не знала. Просто так надо было, и все. Надо было, чтобы никто не почувствовал, что она боится всего. Что стыдится: своего тела, своей одежды, своей неидеальной семьи - всю себя стыдится. Нужно было всегда быть "ок". Не жаловаться, не плакать, не переживать. Никакой слабости. Ни-ка-кой. Слабость - это про жертв. А она никогда больше не должна стать жертвой.

 

Она и не была больше. Была крутой. Вызывала восхищение и зависть. Только что-то подруг близких не было, да с мужчинами не ладилось, несмотря на толпы поклонников. В близости невозможно быть неуязвимой. Значит, близости не будет.

 

Она не выбирала одиночество. Но даже в отношениях она оказывалась одинокой. Она не хотела рыдать в подушку. Но как было иначе? Как можно плакать кому-то? Она рано усвоила, что "недовольная" она никому не нужна. Родители не выдерживали её слез, ругались на неё, ругались между собой... Кому было нести своё горе?

Кому можно рассказать про боль и ужас? Чтобы не сказали, что "ничего такого не произошло", чтобы не обвинили в том, что "сама виновата", чтобы не спросили "ну а чего ты вошла в этот лифт"? И ведь так про все могут сказать. Нет, лучше ни с кем не делиться ничем больным.

 

Она не выбирала такую жизнь. Она не выбирала жить в холоде. Не выбирала прятать ото всех свои чувства. Не выбирала стыдиться себя и мучительно бояться разоблачения, того, что все увидят: она слабая и жалкая, а вовсе не "крутая".

 

Хотя не выбирала она быть этой крутой!Она просто хотела, чтобы не было так страшно и больно. Никогда больше. И она хотела не чувствовать себя "плохой". Вот и все. Она не знала, что детские "решения" так поменяют жизнь. Она не знала, что за "безопасность", за жизнь "без боли" придётся платить.

 

Платить до тех пор, пока боишься встретиться с тем, что так ужасало в детстве. Со своей болью, со своим одиночеством, беззащитностью и беспомощностью. Встретиться с насилием, которое над ней учинили. Встретиться, чтобы сказать: "со мной обошлись плохо, так нельзя со мной!". Разозлиться, поорать, порыдать, повыть, погоревать о случившемся...

 

Вернуться туда, в свою "слабость". Чтобы в конце концов стать сильной. Но не той "сильной", которая только делает вид, что крута. А стать по-настоящему сильной: со "шрамами", с болью, с уязвимостью, чувствительностью, ранимостью. Стать очень живой, со всеми чувствами. А это может позволить себе только по настоящему сильный и мужественный человек.

 

Никогда не отменить ей того, что было. Не отменить того, что она "решила" тогда и того, что она уже заплатила за это "решение". Но сейчас она может оглянуться, увидеть все, оплакать и решить по-другому. Больше она не будет прятаться. Она не будет одна, когда ей нужна помощь.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

© 2016 Екатерина Бойдек

При копировании материала прямая ссылка на сайт обязательна.

© Создано и поддерживается